УГРОЗЫ, ШАНТАЖ, ОБМАН: КАК НАЛОГОВЫЕ ИНСПЕКТОРЫ ДОВОДЯТ КОМПАНИИ ДО “ДОБРОВОЛЬНОЙ” УПЛАТЫ НАЛОГОВ ЗА КОНТРАГЕНТОВ

Недавно одной компании “посчастливилось” иметь дело с налоговым инспектором, который воплотил в себе всю негативную классику жанра: в его арсенале было и психологическое давление, и угрозы, и откровенный обман представителей компании.

То есть полный набор самых примитивных методов воздействия, которые, надо признать, уже достаточно редко можно встретить, особенно в московских инспекциях.

И к чему, Вы думаете,это привело?

Этот примитивный набор подействовал на команду руководителей компании, и они повели себя именно так, как требовалось этому инспектору!

А именно – заплатили добровольно 3,5 млн руб. НДС за своего поставщика на допроверочной стадии, не будучи при этом виновными ни в каком правонарушении и имея на руках все документы, подтверждающие реальность поставки.

И это при том, что на всех этапах руководители советовались с профессиональным налоговым консультантом (который, естественно, такого решения не советовал), и данная сумма доплаты была для компании не маленькой (то есть не тот случай, где в компании денег настолько много, что проще сразу заплатить и забыть).

К чему мы это всё рассказываем?

Вероятно, к тому, что тот самый примитивный набор психологического прессинга налогоплательщиков, который до сих пор используют некоторые налоговые инспекции, продолжает работать, и руководителям, чтобы не принимать не выгодных для компании решений, нужно быть в курсе данной тактики инспекторов заранее.

Посмотрим, как разворачивались события.

Директора компании вызвали в налоговую​ для обсуждения выявленного инспекцией “разрыва” по одному из поставщиков.

Перед встречей директор проконсультировался у налогового консультанта, поэтому на встрече больше слушал, чем говорил, и, получив протокол с указанием в нём одного сомнительного поставщика с суммой НДС около 3,5 млн. руб., вернулся в течение отведенной ему недели принимать решение, будет ли он добровольно сдавать уточненную декларацию и доплачивать указанную сумму в бюджет.

Далее, при помощи налогового консультанта, директор оценил состояние имеющихся у него документов по данному поставщику, которое оказалось более, чем удовлетворительным: последующую реализацию закупленного у спорного поставщика товара можно было легко проследить (что снимало вопрос о реальности поставки), первичные документы по сделке имелись в полном комплекте, сам спорный поставщик был ещё жив (то есть не был быстро ликвидированной однодневкой).

С учётом хорошей ситуации с документами и того, что о каких-либо иных спорных контрагентах налоговая инспекция директору не сообщила, и того, что сумма 3,5 млн. руб. не сильно тянет на достаточную в г. Москве для проведения выездной проверки (которой, конечно, угрожал на встрече инспектор), директор принял решение, что доплачивать желаемые инспекцией 3,5 млн. в данной ситуации он не будет (тем более, в текущем периоде у компании был простой в бизнесе, и таких денег на счете попросту не было).

В соответствии с решением директора, консультант подготовил в инспекцию грамотный ответ с подробным описанием имеющихся у компании документов по сделке и пр.

Обратим внимание, что на данных этапах компания действовала исключительно разумно и не допустила ни одной ошибки во взаимодействии с инспекцией!

В частности:

своевременно привлекла к процессу профессионального консультанта и действовала под его руководством,

директор не сообщил ничего лишнего во время вызова в инспекцию,

принятое решение об отсутствии оснований платить в данный момент 3,5 млн. руб. было разумным и обоснованным, с учетом имеющихся документов и цены вопроса,

о принятом решении в инспекцию было сообщено в грамотной и наиболее выгодной для компании форме.

Здесь следует упомянуть, что компания была молода как по времени своей работы (создана в 2019 году), так и по возрасту руководителей, и ранее не имела никакого опыта взаимодействия с налоговиками. Возможно, именно этими факторами обьясняются ее дальнейшие действия.

А дальше события разворачивались следующим образом.

Инспектор, получив ответ компании, из которого явно следовало, что компания в курсе своих прав и последней практики по подобным налоговым спорам, был, вероятно, неприятно удивлён тем, что не получил платёж от той компании, от которой считал его практически гарантированным. И решил воспользоваться всем известным ему арсеналом выбивания денег из налогоплательщиков.

Сначала он позвонил главному бухгалтеру и сообщил, что готовит материалы для передачи компании в отдел выездных проверок, и что проверку следует ожидать чуть ли не через несколько дней, если компания незамедлительно не сдаст уточненку.

Далее направил еще одно уведомление о вызове директора в инспекцию, сопроводив его еще одним звонком, в котором сообщил, что писать ему официальных писем больше не надо (!), а надо прийти и сообщить, будет ли компания платить 3,5 млн. дополнительного НДС, а если не будет, то пусть не забывает о скорой выездной проверке.

Один из руководителей компании, с которым велся данный разговор, сообщил инспектору, что такой суммой свободных денежных средств компания сейчас не располагает.

В ответ на это инспектор решил резко сменить тактику на “доброе отношение” и дружелюбно попросить компанию заплатить нужную сумму хотя бы в рассрочку. Главное, побыстрее сдать уточненную декларацию с увеличенной суммой НДС,а с оплатой, мол, можно не торопиться.

Всем налоговым специалистам известно, что, в силу положений ст. 81 НК РФ, при подаче уточненной декларации с суммой к доплате, сумма доплаты в обязательном порядке должна быть уплачена компанией ДО представления декларации, и это единственный способ избежать еще и начисления штрафа на сумму доплаты.

А рассрочки и отсрочки платежей представляются налогоплательщикам в исключительных случаях, перечень которых является закрытым, и в него точно не входит ситуация отсутствия денежных средств у​ компании при добровольной подаче уточненной декларации.

Кроме того, решение о рассрочке или отсрочке налогового платежа принимается управлением ФНС по субъекту, и уж точно рассрочку не может предоставить рядовой инспектор камерального отдела ИФНС…

Однако, компании это было неизвестно. И по каким-то неведомым причинам просьбы инспектора об оплате (или его угрозы) произвели столь сильное впечатление на ее руководителей, что они решили сдать таки уточненную декларацию, рассчитывая, что, согласно обещанной рассрочке, будут ежемесячно погашать указанную в ней сумму налога к доплате. Налогового консультанта в этот раз компания решила почему-то не спрашивать.

Что было дальше Вы, наверное, уже догадались?

Компания получила блокировку счёта на неуплаченную по уточненке сумму налога, и менеджмент был вынужден вносить ее на счет из личных средств, чтобы погасить задолженность.

Ошибки, допущенные компанией на данном этапе (не считая того, что не спросили налогового консультанта):

очень много неофициальных (телефонных) разговоров с инспектором (которые вообще почти никогда не приносят никакой пользы налогоплательщикам, а вот навредить легко могут),

под влиянием угроз и давления инспектора руководители не приняли в расчёт то, что, даже в случае открытия выездной проверки, доначисления по ее итогам вряд ли превысили бы те самые 3,5 млн. руб., поскольку иных разрывов инспекция не обнаружила,

не была принята в расчёт хорошая позиция компании с точки зрения доказательств отсутствия правонарушения,что,скорее всего, было бы принято во внимание самими инспекторами при решении вопроса о назначении выездной проверки (то есть вероятность открытия выездной проверки по сумме факторов “сумма+доказательства” для компании была очень низкой).

Какие действия, с большой долей вероятности, привели бы к тому, что ничего платить бы не пришлось и инспектор умерил свою активность по выбиванию денег из компании?

Например, такие:

Раз инспектор позволил себе обещание рассрочки, на которое изначально не имел полномочий, и компания склонялась к возможности заплатить в таком случае требуемую сумму, то следовало перевести эти события в официальную плоскость, а именно:

Обратиться к начальнику инспекции с предложением заключить медиативное соглашение между компанией и инспекцией, фиксирующее, с одной стороны, обязательства компании доплатить требуемую сумму, и, с другой стороны, закрепляющее ее право сделать это по согласованному графику платежей (то есть с той самой желанной рассрочкой),

Даже если бы инспекция бы не приняла предложение компании о заключении медиативного соглашения, то вопрос вышел бы на уровень начальника инспекции, что означало бы окончание самодеятельности отдельно взятого инспектора по осуществлению давления на компанию способами, превышающими его полномочия,

В случае, если бы инспекция согласилась на заключение медиативного соглашения, компания получила бы официальные гарантии, как минимум, договоренностей с инспекцией относительно удобного графика добровольной уплаты налога, а, как максимум, условие об отсутствии у нее выездной проверки за соответствующий период.

Автор вопроса: Мария Гилула